Реформа плавания

Реформа плавания

Реформы не будет. «С одной стороны хорошо, что провал имеет место. Нашему плаванию срочно нужна реформа!» Это комментарий читателя и комментатора блога «На злобу дня» Хамфри к одной из статей о плавании. Так вот, реформы не будет. Судя по всему, ситуация останется прежней, то есть безнадежной. Сегодня наши сильнейшие пловцы как тараканы разбегаются к иностранным тренерам, лишь бы подальше от родной Федерации.

На протяжении последних лет представительство российских пловцов в числе первых 10,50,100 лучших пловцов мира неуклонно сокращается. Лидеры с годами не молодеют, а совсем наоборот. Однако остаются лидерами, хотя их результаты всё дальше и дальше не только от медалей, но и от финалов-полуфиналов: Аркадий Вятчанин, Николай Скворцов, Роман Слуднов, Елена Соколова, Екатерина Андреева, который год страдающая от безденежья Яна Мартынова… Несмотря на относительно удачное выступление пловцов в Лондоне по сравнению с Пекином (две бронзы, два серебра, четыре медали!), впечатление от выступления в целом осталось удручающим.

Теперь уже бывший главный тренер сборной Андрей Воронцов после Игр заявил: для того чтобы выполнить принятые медальные обязательства (напомню, 1 золото, 3 серебра и 3 бронзы) пловцы должны были бы плыть быстрее личных рекордов. Подавляющее большинство наших пловцов на такое не способны, и даже голову не забивали подобными глупостями. А у американцев по личным рекордам плыла практически вся команда!

Накануне Игр первый вице-президент Всероссийской федерации плавания (ВФП) Виктор Авдиенко в интервью РИА Новости говорит: «Хорошо, что в последнее время ребятам стали ставить реальные задачи».

Понятно, никто не требует от Яны Мартыновой выигрыша Олимпийских Игр. Даже медали никто не требует — ни от нее, ни от Елены Соколовой, ни от Романа Слуднова. Авдиенко обрадовало бы, если бы они проплыли хотя бы по своим весьма скромным личным рекордам. Меня бы обрадовало, если бы они плыли хотя бы своим скромным лучшим результатам сезона. Но нет, главная задача была решена — в команду попали, а потому результат уже никак не волновал.

И снова Авдиенко:

– Ребята выглядят довольно уверенно. Я давно не видел, чтобы они были на Олимпийских играх так уверенно оценивали себя, понимая, что никто им ничего просто так не отдаст, но при этом настроены на борьбу.

Не знаю, где, как и кто выглядел «довольно уверенно» и «был настроен на борьбу». Зуева, Коротышкин, Ефимова, Попова? Кролисты-спринтеры в короткой эстафете? Согласен. А остальные?

О том, что в команде не всё в порядке, читалось между строк в коротких интервью руководителей Федерации и сборной. Для примера вновь цитирую Виктора Авдиенко (РИА Новости, 26 июля):

– В команде есть возрастные спортсмены… С ними, конечно, сложнее. Есть сложные моменты. Надеюсь, что мы найдем взаимопонимание. Спортсмены ведь имеют представление о ситуации только со своего видения. Они должны заниматься только своими проблемами, только своими результатами, а не обсуждать проблемы общие. Профессионализм — это, прежде всего, умение хорошо заниматься своим делом …

Однако нарыв прорвался во время Игр, когда комментарии, пусть и не всегда вразумительные, посыпались как из ведра.

Николай Скворцов в Лондоне плыл 100 и 200 метров баттерфляем, а также в квалификации комбинированной эстафеты, где россияне не отобрались в финал. Плыл на уровне своих лучших результатов сезона, которые, впрочем, по сравнению с секундами лидеров, скажем так, достаточно скромные. Интервью «Р-Спорт» от 3 августа: «Команда состоит не только из спортсменов, но и из врачей, которые моложе меня, между прочим, а также из массажистов, КНГ, с которой я в принципе не работаю. Моего тренера в прошлом году не брали ни на один сбор. Я ездил один или не ездил. В начале этого сезона Воронцов сказал мне, что я не в приоритете. Моя тренер ездила на все сборы за счет Калужской области. Ей (Калужской области) я могу сказать спасибо, но никак не федерации. Мой тренер не ездил ни на один сбор. Воронцов сказал, что он будет делать ставку на молодых спортсменов. Сюда из молодых спортсменов отобралось двое, а это означает, что план подготовки потерпел провал еще на отборе. Главный тренер у нас в плавании никого не тренирует, он должен выполнять функции менеджера, которые человек без образования не может выполнять».

Скворцов пожаловался, что за год получил от врачей фармакологии на сумму лишь в десять тысяч рублей, и сообщил, что члены сборной подписали некий кабальный документ, «согласно которому можно делать со спортсменом вообще все что хочешь. Просто наболело».

Виктор Авдиенко

На следующий день большое интервью Андрея Воронцова «Советскому спорту». Привожу выдержки: – А почему вы опять поставили резервистов на утро (речь о мужской комбинированной эстафете, где наша команда провалилась в квалификации — прим.авт.)?

– Наши спортсмены думают, что много тренируются. А они не тянут. Разваливаются после двух-трех стартов. Их нужно два дня приводить в чувство. Выносливость зависит от тренировок. А наши почему-то решили, что надо плавать мало. В США или Великобритании проходят клубные соревнования, на которых человек должен выступить на пяти-шести дистанциях, и это нормально.

– Почему вы не поставили Данилу Изотова на утро в эстафете 4х200 м вольным стилем?

– Потому что он подошел ко мне: «Не могу, я умираю. Дайте отдых до вечера». Он отказался даже от сотни кролем.

Напомню, что последний год Изотов тренировался у Виктора Авдиенко. Из интервью Авдиенко до Игр: «У меня с Изотовым проблем нет. Они закончились, как только он вошел в дверь моего кабинета перед началом работы. Я ему тогда сказал: добро пожаловать в ад. Одно могу сказать: он жалеет, что не начал так работать три года назад… Он жалеет только об одном, что не начал так работать года три назад».

Три года назад Изотов еще прекрасно плавал 200 кролем, хотя на 400 его уже не хватало. В Лондоне его не хватило даже на кролевую сотню.


Воронцов

И снова интервью Воронцова:

– У меня нет рычагов на личных тренеров пловцов. Они обещают, что выполнят один объем работы. А на деле исполняют совсем другое. Например, мы два года наблюдали за тренировками Изотова. Предлагали его тренеру Юрию Райхману изменить занятия по количеству и качеству. Этого не произошло.

…Я не могу их даже заставить вести «Дневник спортсмена»! Это не прописано в их контрактах. Не получаем отчета о выполненных нагрузках. А вообще тренеры боятся спортсменов. Потому что те их шантажируют. Уйти ведь могут. Зачастую у них только один ученик, который может пробиться на Олимпиаду. Поэтому многое замалчивается…

– Как вам работать в сборной с пловцами, которые вас не уважают? Авторитет ведь нулевой.

– У многих спортсменов тоже старый авторитет. Он держится на былых результатах, которые не выросли со времен Пекина. Зато амбиции очень большие. … Кто завалил эстафету 4х200 м? Михаил Полищук, показавший на этапе 1.48,82. А поставил я его потому, что он на отборе плыл лучше Сухорукова! …В команде есть люди, которые отвлекают. Компанейские классные пацаны. С ними здорово в карты поиграть или выехать в город. Называть не буду, но они сбивают с толку.

(Напомню, что Михаил Полищук накануне предварительного заплыва в двенадцатом часу ночи в полном боевом облачении вышел погулять. Когда та прогулка закончилась, история умалчивает. А вот чем закончилась — известно очень хорошо).

– Почему они здесь?

– Потому что выполнили отборочный норматив на Олимпиаду… Чем больше мы везем пловцов, тем больше имеем квот для тренеров и специалистов. У нас сейчас два врача, два массажиста, психолог… Иначе мы многих бы не взяли. Вынуждены на это пойти, и не от хорошей жизни.

– Еще Скворцов сказал, что перед Олимпиадой все члены сборной подписали некий «статус спортсмена», ограничивающий их свободу.

– Это нормально! В любой сборной такое есть, спросите. Но наши пловцы хотят зарабатывать как профи, а ведут себя как детсадовцы. Что плохого в этом статусе? Федерация обязуется обеспечить подготовку спортсменов — медицинское, научное обеспечение, сборы и соревнования, выплачивать премии. От спортсменов требуется работать и показывать результат. Есть корпоративная этика. Если с чем-то не согласен — подойди к главному тренеру, а не поднимай скандал в прессе. Наш знаменитый депутат Калужской думы Николай Скворцов со мной не разговаривал. А я для него сделал все!

– Когда поняли, что с вами не продлят контракт?

– После апрельского отбора на чемпионате России. Я понял, на что мы можем рассчитывать. План в семь медалей Олимпиады? Нам его поставил Центр подготовки сборных. То есть государство. Этот план мы выполнили бы, если б только спортсмены прыгнули выше головы, показав лучшие результаты в жизни… Победить могут только исполнители высочайшего класса. Середняк не выиграет ничего.

– Что скажете своему преемнику на посту главного тренера сборной России? Систему с рычагами вы не выстроили. Ветераны мутят воду. Молодежи нет.

– Надо держать личных тренеров подальше от себя. Избежать семейственности, замкнутого круга. Они ведь и других наставников в свою среду не пускают. И чтобы эти тренеры чувствовали ответственность. А федерации и министерству пожелаю, чтобы создали эти рычаги управления.

– Все четыре года вы были чужаком в сборной России.

– Для многих… Я не был достаточно жестким. Помните хороший сериал о Паганини? Джузеппе пришел на могилу отца: «Старик был слишком добр ко мне. Он слишком мало меня бил». Увы, я слишком мало их бил…

Рядом — интервью тому же «Сов.Спорту» Виктора Авдиенко. Напомню, что Авдиенко — Первый вице-президент Федерации плавания. При внимательном рассмотрении — фактический руководитель и сборной, и Федерации. «Некогда воспитавший нескольких олимпийских чемпионов», точнее, 20 лет назад, Авдиенко считается большим специалистом, хотя с той поры ни одного олимпийского чемпиона не вырастил. Ни в коем случае не подвергаю сомнению его квалификацию, и всё же:

– Как и в Пекине, наступаем на те же грабли. Везем 27–28 летних пловцов на Игры… А бурного прогресса от возрастных ждать нереально. Вот у нас появился 20‑летний брассист Вячеслав Синькевич. У него только один международный старт — серебро на Европе по короткой воде. И все! Чего вы ждете от него на Олимпиаде?

– Того же, что и от 15‑летней Руты Мейлютите… – И у нас такие были — Богданова, Бакалдина, та же Ефимова в 15 лет. Брасс — очень энергоемкий стиль. Чем больше мощность спортсмена, тем выше сопротивление в воде… То есть подростки выстреливают, но потом растет вес, меняется центр тяжести — и часто спортсмен уже не плывет. А все говорят, что это тренер с ним неправильно поработал.

– Есть предложение: давайте искать своих Мейлютите под Олимпиаду.– А вы думаете, мы не делаем селекцию? Федерация уже три года тратит громадные деньги и проводит программу, работая с 11–12‑летними детьми. А у министерства спорта есть ограничение в возрасте: можно брать мальчиков не моложе 17–18, девочек — 15–16 лет. В мире же практикуется, что мастерами спорта становятся в 12–13 лет, а в 14–15 уже получают международный класс. Лично занимаюсь программой «Я стану чемпионом». Мы провели громадную селекционную работу. И не лучшим составом выиграли 12 золотых, 6 серебряных и 3 бронзовые медали на юношеском чемпионате Европы, побив кучу рекордов. Вот она, новая волна.

– Так давайте везти на Олимпиаду этих ребят. Они или выстрелят, или наберутся международного опыта…– Не вижу смысла брать в Лондон одаренного юниора, у которого пропущен громадный блок работы. Да, возможно исключение. Но вероятность составляет 3–4 процента. Мы не можем делать на это ставку…

– Простые люди не плавают на Олимпиадах. Их не может быть много. Смешно, когда пишут в прессе: «Один человек все решил…» А вы хотите, чтобы в сборной России были двадцать Лохте и Аньелей? Евгений Садовый, Денис Панкратов, Юрий Прилуков, Владимир Сальников — лидеры нашего плавания, имевшие очень хорошую функциональную подготовку. Они много пахали.

… мы в федерации ищем средства, чтобы платить спортсменам, которые попадают в финалы. Предлагаем вводить двойные очки в зачеты регионов за дистанции 200 м баттерфляем, 400 м вольным стилем, 800 м у женщин, 1500 м у мужчин… Те, где у нас провал. Нужно поднимать конкуренцию. А сейчас сильный спортсмен думает: какой смысл пыжиться на 400 м комплексом, если я легко отберусь в кролевую или комбинированную эстафету?

– Вы с президентом федерации Владимиром Сальниковым не думаете, что ошиблись, когда в 2008 году назначили главным тренером Андрея Воронцова? – На тот момент не думали. Да и выхода не было. Ставить кого-то из России? Но у нас любят иностранцев. Мы ошиблись в одном. Воронцов работал больше 10 лет в Великобритании, у него абсолютно другой менталитет. Сейчас созрели свои специалисты, которые могут работать в правильном ключе.

– Так, может, вам на пост главного тренера нанять топового иностранца?…– Я бы приглашал иностранцев для другого. Чтобы наши спортсмены понимали — зарубежные тренеры не сильнее. Посмотрите, федерация отправила за границу очень большую группу пловцов. И что, появились пять олимпийских чемпионов? Значит, дело не в иностранцах, а в менталитете наших людей.

Мое убеждение, что в сборной ключевые позиции должны занимать россияне. Я не вижу смысла платить громадные деньги иностранцам. Но стоит и дальше сотрудничать с бригадами зарубежных тренеров. Это приносит пользу. Я высказал свое мнение. Но есть руководство федерации, которое может решить иначе.

– Какой смысл везти сборную из 32 пловцов, если 20 из них — туристы?– Перед Олимпиадой мы говорили об этом с Сальниковым. Может, взять в Лондон команду из 12–16 человек и работать только с ними? Но не поймут регионы, если мы не берем в сборную их спортсмена, выполнившего норматив «А». Телефон бы раскалился от звонков: «Мы же тратим деньги на подготовку пловцов!». И со своей колокольни они правы. Вы знаете, как решить вопрос? Да нас бы просто на колени поставили! Поэтому мы придерживались спортивного принципа. И никаких туристов не брали. Человек выполнил норматив — значит, поехал на Олимпиаду. А теперь попробуйте исключить из сборной человека, который этот норматив выполнил на отборочном чемпионате России в апреле 2012 года. Дикий был бы скандал!

…Я работал в Волгограде с тремя пловцами — Изотовым, Морозовым, Синькевичем. Очень легко тренировать чемпиона. А когда к тебе приходит «раненый» парень… Думал, мне скажут: спасибо, Виктор Борисович, что Данила Изотов выиграл бронзу. А я еще и по шапке получаю!..– Так что же делать?– Не метаться в крайности. Я уже уходил с поста главного тренера в 2002 году. Тогда мы на юношеском чемпионате Европы завоевали 16 золотых медалей. Всю команду растащили! Заслуги приписали кому угодно. Но эти ребята готовились четыре года со мной. Сейчас такая же история. Следующая юношеская Европа будет еще сильнее. Я вам говорю: ждите новую волну! Нашу тактику поддержали все, включая главу наблюдательного совета федерации Сергея Нарышкина.

– Я работаю без выходных. Провел уйму тренировок, прочитал более ста лекций, написал тысячу программ, научил многих детей плавать. И подготовил трех олимпийцев, которые не провалились. За что критиковать лично меня?

… Я бы снова о регионах сказал. Где вы раньше были, когда формировали команду? Не понимали, что ли, что многим спортсменам светит максимум полуфинал? Если человек прыгает с тумбочки и уже на этом проигрывает корпус. Мы ведь видим, кто может выполнить старт, а кто — нет.

– Неужели Владимиру Сальникову не хватает авторитета, чтобы принять жесткое решение?– Владимир Валерьевич — не только великий спортсмен, но и политическая фигура. Он живет плаванием, душой за него переживает. Это бред, когда идет его прессовка.

А звезды не могут появиться за один день. Поверят нам — будем работать дальше. Нет — опять все бросим, а через четыре года нас попросят вернуться. Федерации нужно в ноги поклониться, что мы сделали такой отбор детей, которых воспитываем в духе победителей. А сейчас слышны призывы к тому, чтобы снова все раздербанить. Подготовка к Рио-2016 уже идет. Но если сейчас все сломать, на следующей Олимпиаде мы снова наступим на те же грабли.

– Вы говорите, что мы увидим свою Руту Мейлютите?– Откройте протокол и посмотрите, кто сейчас в мире плавает, как Евгений Седов. Мальчик 1996 года рождения, побивший все рекорды страны и в дельфине, и на спине. Вспомните эту фамилию, когда будете смотреть бразильскую Олимпиаду. И появятся другие, обещаю.

Александр Попов

В эти обещания верится с трудом. И вот почему. В интервью нет и намека на вину Федерации и лично Виктора Борисовича в сложившейся в российском плавании ситуации. Его критиковать не за что. Виноваты спортсмены, их тренеры и Воронцов, с которым они с Сальниковым так ошиблись. Правда, критикуя Воронцова Виктор Борисович не упоминает, что "кушать" главного тренера он начал едва ли не через год после назначения.

Итальянский тренер Евгения Коротышкина Андреа ди Нино на время олимпийского цикла входил в состав тренерского штаба сборной России, которым руководил Андрей Воронцов, считает, что смена тренера не спасет российское плавание:

«… мне кажется, что нужно менять не тренера, а систему. Если, например, сменить Воронцова и не поменять системы, вряд ли что-то изменится. В России очень много талантливых спортсменов. Коротышкин действительно очень талантлив, но еще он умеет работать, а работать надо много, нужно серьезно относиться к работе. Это отличная комбинация. Из таких людей вырастают призеры и победители Олимпийских игр». Самая детальная информация реал мадрид форма 2013 2014 на сайте.

И последний гвоздь забивает четырехкратный олимпийский чемпион Александр Попов в интервью «Р-Спорт» (8 августа):

«Мне это не интересно — работать в российском плавании с теми людьми, которые сейчас возглавляют национальную федерацию. У нас различные взгляды на то, какими путями необходимо добиваться успеха, на изменения, которые необходимо произвести… Я однажды сказал им: "Позовите меня, когда поставите цель выиграть восемь золотых медалей". Для меня это было бы гораздо интересней. Они поинтересовались, почему восемь. Я ответил: "У нас есть восемь соревновательных дней и каждый день надо завоевывать золото. Если же вам это не интересно, то не надо меня беспокоить, у меня нет на это времени». На замечание, что он занимает в Федерации пост первого вице-президента, Попов ответил, что эта должность по сути является формальной. «Мы встречаемся только лишь раз в году» .